March 17th, 2007

  • prijma

Открытки в Гаагу

«Восьмой удар ножа»

В прошлом году, в начале июля, пятнадцать членов бел­градской «Солидарности» (объединение помощи сербам, ли­шенным прав человека) посетили Республику Хорватию, край, с давних времен населенный нашим сербским наро­дом. Мы были люди разных занятий — писатели, историки, фотографы, служащие, артисты, студенты...

Два дня и две ночи мы обходили отмеченные и неотме­ченные места казни — могилы десятков тысяч сербов, уби­тых в кровавое лето 1941 года. Через пять десятилетий впервые зажигались свечи дедам, отцам, матерям, братьям, сестрам, детям. Все это потрясло нас, но исповедь одной шестидесятидвухлетней женщины, в чьем доме мы провели несколько часов, мы запомнили на всю жизнь. Двенадцати­летней девочкой пересилила она семь ударов усташского ножа. Остались шрамы на затылке и шее, с обеих сторон позвоночника. Три ее брата, сестра, мать и отец были уби­ты в тот же самый день. Как и большинство сербских се­мей, их стерла волна зла, поднятая и благословленная в За­гребе.

В моем понимании зла, самое страшное происходит все же пятьдесят лет спустя. За месяц до нашего приезда чудом выжившая женщина получает письмо от убийцы (лично).

В обширном письме он перечисляет все то, что память недобитой жертвы в тот день не сумела запечатлеть. Убийца наслаждается, облизывается и по-людоедски пережевывает: «А когда мы вас зарезали, твоего младшего брата мы живьем сварили в котле. Сука, я должен тебе признаться, что в жизни своей я не ел мяса, равного вареной сербятине...»

Автор письма пишет эти строки, будучи председателем Районной Скупштины (Совета) того места, где он когда-то резал людей. Одну из первых своих бумаг, подписанных на этом посту, он посылает женщине, которую не дорезал пол­века назад. В письме он предвкушает возвращение «к преж­ним трудам». Ей же некуда податься из села, в котором она родилась. Здесь и ее дочери, и внуки.

Я видел его. Он производит впечатление весьма пред­приимчивого человека. Он ждет только «благословения»...

Газета «Ратне новине» («Военные новости») от 15.09.91.

  • prijma

(no subject)

Загреб, 1942. «Вождь» НДХ (Независимой Хорватской державы) Анте Павелич выступает на заседании усташского Сабора. До войны Павелич — политический террорист: за организацию убийства югослав­ского короля Александра и французского министра в 1934 г. приговорен судом Франции к смерти. Создание фашистской НДХ во главе с Павеличем провозглашено уже 10 апреля 1941 года. Итальянский писатель Курцио Малапарте свидетельствует о Павеличе:

«Пока Вождь говорил, я заметил на письменном столе корзину из ивовых прутьев. Крышка была приподнята, и видно было, что корзина полна плодов моря — так мне, по крайней мере, казалось — каких-то уст­риц, вынутых из скорлупы... Карзетано бросил взгляд на меня и под­мигнул:

— Ты был бы непрочь отведать супа из устриц, правда?

— Это устрицы из Далмации? — спросил я Вождя.

Анте Павелич поднял крышку и, показывая мне эти плоды моря, эту склизкую, студенистую массу устриц, сказал, усмехаясь своей особой улыбкой:

— Это дар моих верных усташей: здесь двадцать килограммов чело­веческих глаз».